Войти через соцсеть

Добро пожаловать Дух

Главная » Статьи » Фанфы, ориджи » Djeki

Побочный герой. Глава 3

Глава 1     Глава 2


Его не было три дня. Всё это время я боялся, что тогда он просто успокаивал меня. Может ему неприятно, что я могу смотреть на него не как друг? Может у него вообще есть парень? Может он теперь никогда сюда не вернётся? Думаю, не появись он на четвёртый день, я стал бы его разыскивать всеми доступными мне способами. Хоть детектива бы нанял, и плевать, что стал бы похож на сталкера или маньяка! Просто за то время, что я знаю своего Призрака, он успел стать для меня почти так же необходим как воздух. Пожалуй, такое я испытываю в первый раз.
Когда он появился на пороге, моё сердце заплясало от радости, чуть не выпрыгнув из груди.
Похоже, он много работал, вид его был бледен. Под усталыми глазами залегли тени. Он тихо прикрыл дверь за собой, и я хотел было уже его окликнуть и помахать рукой, но меня кто-то опередил.
Какой-то высокий светловолосый парень поднялся со своего места и громко выкрикнул:
- Кейго! Сколько лет, сколько зим!
Он назвал его по имени! Кто он? Его друг? Его парень? Непохоже, ведь рядом с белобрысым восседала миниатюрная девушка. Изредка она обеспокоенно посматривала на знакомого Наками-сана и незаметно касалась его рукава.
Девушка что-то тихо сказала Призраку. Дальше я не мог наблюдать, мне надо было обслуживать немногочисленных, к счастью, клиентов.
Изредка я, мучимый яростными приступами ревности, зло посматривал в сторону троицы за столом. Я его столько времени не видел! Ведь до того случая Кейго Наками-сан вместо трёх раз в неделю, стал приходить через день, а то и по два дня подряд. И вот, после перерыва, он, наконец-то, пришёл! Не отвлекайте его! Отстаньте от него! Отдайте всё его внимание мне.
Кейго-сан присел к своим друзьям за столик, его лицо было недовольным и скептичным. Белобрысый что-то оживлённо говорил ему, а хрупкая брюнетка всё так же исподтишка наблюдала.
Когда эта парочка ушла, Наками-сан остался сидеть у окна. Он проводил их таким траурным взглядом, будто был чем-то пришиблен. Его грустные глаза стали почти такими же, как в первый раз, кода я его увидел. Он нервно мял в пальцах салфетку, похоже, даже не осознавая этого.
Я решил, что если он сейчас ещё и кофе выпьет, то его нервная система не выдержит, поэтому самовольно изменил его заказ. Зная, что он любит сладкое, я взял пару пирожных, покрытых белым кремом, и принёс к столику, где Наками-сан соизволил погружаться в тоску.
Кажется, Наками-сан был чрезвычайно удивлён.
- Сейдзи-сан? Разве я не кофе заказывал?
- Прости, Наками-сан, – повинился я, – но ты пьёшь очень много кофе. Попей лучше чайку, вот я тебе ещё пирожных тут принёс. Кушай, пожалуйста. Это за мой счёт, – уговаривал я его.
- Да? Ну, раз ты так говоришь Сейдзи-сан, – он коротко кивнул, и его лицо чуть посветлело.
- Может тебе лучше расслабиться? Выпьем сегодня? – очень тихо спросил я.
- Да, неплохо бы, – он улыбнулся.
- Тогда подожди минут двадцать? Я закончу смену, и мы сможем пойти.
- Конечно, Сейдзи-сан. Жду.
Пока я заканчивал работу, Наками-сан с довольным видом уплетал мои пирожные. От этого зрелища аж душа радовалась! Вот сам я, если честно, сладости любил только в детстве. И то недолго. Нас четверо детей в семье, и сладости часто были «яблоком раздора». Я был средним из трёх сыновей, а средний он и есть середнячок. Старший брат рано стал самостоятельным, и вся ответственность свалилась на меня, но так как я был вторым сыном, прав-то не прибавилось. В общем, сладкого мне тогда не доставалось, и постепенно я его разлюбил.
Когда я подошёл к Наками-сану, лицо его было меланхоличным. Наверно он размышлял о чём-то связанном с той странной парочкой совершенно непохожих друг на друга людей.
- Ну, что? Пошли? – кажется, звук моего голоса вывел его из транса.
- Пошли! – решительно встал он.

Когда мы вышли на улицу, я понял, что погода очень сильно ухудшилась. Дул сильный ветер, он нёс с собой какие-то травинки, мусор и даже одинокий белый пакет. Асфальт отражал мокрой от дождя поверхностью жёлтый свет фонарей. На появившихся лужах оставались круглые следы от танцующих в своём падении капелек. Слёзы неба громко стучали по навесу над той частью кафе, что находилась на улице. Официанты торопливо заносили в помещение лёгкие пластиковые столики и стулья. Их хорошо начищенные ботинки шлёпали по небольшим лужицам.
Глядя на это безобразие, мой Призрак сказал:
- Сейдзи-сан, сегодня такая плохая погода. Мне что-то в бар совершенно не хочется, потом ещё под дождём тащиться…
- Так что? Всё отменяется? – разочарованно спросил я.
- Ну, если ты не против, мы могли бы закупиться в каком-нибудь магазине и пойти ко мне домой. Скачаем какой-нибудь фильм или просто поболтаем?
- Отличная идея! – обрадовался я. А про себя подумал: «Заодно и узнаю, наконец, где живет Наками-сан».

Мы шумно ввалились в квартиру моей симпатии, промокшие до нитки, с оттягивающими руки тяжёлыми сумками, но довольные как стадо слонов на водопое.
Мы много болтали, Наками-сан объяснил, что сегодня приходил его бывший, что белобрысый скоро женится, что сам Кейго этим очень расстроен.
Ох, и надрались мы! К концу вечера я был совершенно не в адеквате, просто зверски пьян. Я дошёл до того состояния, когда мозг работает только для того, чтобы подавать команды рукам и ногам. И то эти команды, похоже, идут крайне окольными путями, так как ноги заплетаются, а руки плохо держат бутылку.
Именно это состояние и виновато в том, что случилось. Мы сидели на полу, прислоняясь спинами к дивану, на низком столике перед нами, слабо светясь в темноте, стоял ноутбук Наками-сана. С самого дивана смотреть нам было далековато, а вот так – в самый раз. Фильм уже закончился, и мы начали бурное обсуждение. Я, держа в руке банку энергетика, как раз доказывал Кейго, что все герои, если бы не их глупость, могли бы спастись, как тут коварная жестянка самовольно выскочила из моей руки и бросилась к Наками-сану, словно к любимому другу.
- Ой, - вскрикнул Наками, – Сейдзи-сан! Ну что же ты!
На светлой рубашке расползалось безобразное пятно.
- Прости, Наками-сан! Я случайно, нечаянно! – попытался оправдаться я и стал искать салфетку или полотенце, но поняв, что это бесполезно, сказал:
- Наками-сан, кажется, придётся надеть мою рубашку, – при этих словах мой призрачный друг зарделся.
- Ладно, – легко согласился он и стал непослушными руками расстёгивать рубашку. Получалось у него как-то плохо, тонкие пальцы никак не могли нащупать пуговицы. Я не мог больше смотреть на эти мучения, и, придвинувшись ближе, сам стал сосредоточено расстёгивать их.
Чем больше оголялось соблазнительное бледное тело, тем более тесны мне становились мои джинсы, и тем более жарким дыхание. Белая кожа просто манила дотронуться до неё.
- О, Боже! - прошептал я, мои эмоции просто зашкаливали. Я поднял голодный взгляд на Призрака, в этот момент больше всего мечтая сделать его своим. Алкоголь почти выветрился из моей головы, остатков его хватало только на то, чтобы придать мне храбрости.
Я поднял виновато-жаркий взгляд на Наками и увидел в его глазах удивление, смешанное с надеждой и толикой радости. Я робко распахнул уже расстёгнутую рубашку, обласкал взглядом живот с лёгким рисунком мышц, хрупкие белые ключицы, и, облизнув пересохшие губы, вновь теперь уже вопросительно заглянул Наками-сану в глаза. Прочитав в них «Да», я не мог поверить своему счастью. Я протянул дрожащую руку и легонько дотронулся до его торса.
Он слегка вздрогнул, но судя по выражению лица, это был не испуг, а удовольствие. Моя ладонь полностью легла ему на бок, обвела его очертания, поднимаясь к груди, кончиками пальцев ненадолго дотронулась до его соблазнительного соска. Я обвёл контур его ключиц и осторожно, как драгоценность, погладил плечо, стягивая с него рубашку. Теперь он подрагивал уже всем телом.
Второй рукой я, уже более уверенно, притянул его ближе к себе. Опалил дыханием его белоснежную шею, проложил дорожку поцелуев к мочке уха, взяв её в плен своих губ. От моего дыхания его тёмные, словно сотканные из ночного безлунного неба, пряди слегка шевелились. И это, чёрт возьми, делало меня счастливейшим человеком на свете! Я поймал его в объятия, поймал свою мечту, своего Призрака. Я мог изменять его по своему усмотрению, и он, похоже, плавился в моих руках, был словно податливый пластилин.
Наконец, я добрался до его губ. Сначала нежно, едва касаясь, а потом всё жарче, всё с большей страстью я дотрагивался до его губ своими, терзал их, проникал своим языком глубоко в его нежный рот, одновременно с этим мои пальцы не отпускали его соски. В момент, когда я слегка отстранился, чтобы посмотреть в его глаза, с его приоткрытых влажных губ слетел убийственно томный стон.
Сердце в груди перевернулось, затрепетало, все мысли ринулись из головы сплошным потоком, сметая все благие намерения, я больше не мог и не хотел мучить себя и его. Трясущимися пальцами я расстегнул пряжку его ремня, а затем пуговицу и «молнию» на джинсах, спустил с него трусы. От прикосновений моего языка Кейго сильно возбудился. Он, не отдавая себе в этом отчёта, стал ритмично двигать бёдрами навстречу моему рту и, наконец, кончил. Я поднял взгляд на него, его лицо было закинуто наверх в экстазе.
Это было волшебно! Я так хотел его! В паху было невыносимо жарко. Я почти что резко стащил с него до конца джинсы и трусы, и откинул их к чертям в сторону. Выплюнув изо рта остатки спермы на ладонь, приподнял другой рукой его бедра, подбираясь к крохотному колечку мышц.
Он вздрогнул от неожиданности, но не стал сопротивляться, когда мои пальцы нашли свою цель. Я аккуратно, нежно растягивал его. От моих прикосновений он снова возбудился и стал подаваться навстречу моим пальцам. Я больше не мог ждать. Приспустив штаны, второй рукой я дрочил себе. Когда мы оба стали достаточно влажными, я медленно вошёл в него. Теперь, я был достаточно близко к его лицу, оно показывало сейчас умопомрачительные выражения, но я недолго ими любовался. Меня манили эти слегка опухшие от моих поцелуев губы. Мой язык проскользнул меж них, и я стал совершать им ритмичные движения в такт мощным толчкам бедёр. Кейго беспомощно цеплялся за мои плечи и сладко стонал, звал меня по имени, это усиливало моё возбуждение раз в сто.
Вместе с моим любимым мы возносились на вершину блаженства. В этом жаре было столько радости, столько желания, столько нежности, что я тонул в них, как обычно тону в его чёрных глубоких глазах.
Всё так же переплетаясь языками, мы почти одновременно содрогнулись в экстазе. Его ногти, за секунду до этого впившиеся в мои плечи, скользнули по моим рукам, руки обессилено упали на светлый ворс ковра. Мы оба тяжело дышали, двигаться не хотелось. Я стянул с дивана покрывало и бережно укрыл им Кейго.
Мы так и заснули на полу, я обнимал его поверх покрывала, чувствуя его тепло.

Утро встретило меня прохладой пола, и теплом, прижатым к моей груди. Голова была тяжелая, тело в истоме. Что же вчера произошло? Надо попытаться вспомнить.
Мы пили с Кейго-саном. Потом эта злощастно-благословенная жестянка. Рубашка. Жар кожи. Счастье.
Сначала я улыбнулся, но осознав произошедшее в полной мере, схватился руками за голову, единственной мыслью в которой осталась: «ГОСПОДИ! ЧТО Я НАДЕЛАЛ?!».


Продолжение следует...

Категория: Djeki | Добавил: rozetka (12.11.2012)
Просмотров: 908 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/4

Всего комментариев: 4

avatar
И зачем я читаю, если постоянно хочется продолжения...
Хотя это вина автора, что он так хорошо пишет!!!
avatar
3 snysmymrik • 19:52, 16.11.2012
pozyazya еще хочу
avatar
2 Kizune • 01:48, 13.11.2012
жду с нетерпением продолжения love
avatar
1 твой_кошко • 00:16, 13.11.2012
Класс! Класс!!! Джеки, ещё! Требую)))))
avatar